Оправдываясь пред братьями в сотрудничестве с диктаторским фараонским режимом, в ношении египетской одежды и прически, короче, объясняя происходящее с собой братьям, Йосеф говорит: “И послал меня Б-г пред вами, чтоб вы уцелели на земле, чтоб дать вам дожить до спасения великого. И ныне, не вы послали меня сюда, но Б-г! И Он поставил меня… господином во всем его доме, и правителем над всей землею Египта” (Брейшит, 45:7-8). А в следующей фразе дает братьям поручение сообщить отцу: “Поставил меня Б-г господином над всем Египтом. Приди ко мне; не медли”.

Из этих слов следует, что причиной того, что Яаков со всем своим потомством должен был спуститься в Египет именно в тот момент (да еще и “не медля”!) стало то, что Йосеф стал господином во всем доме фараона, и правителем над всей землею Египта.

Тут, наверное, стоит напомнить, что о том, что сынам Израиля придется рано или поздно спуститься в Египет, со всеми вытекающими, было договорено во время заключения Всевышним и Авраамом завета между располовиненными тушами жертвенных животных. Всевышний тогда пообещал праотцу Аврааму: “Знай же, знай, что чужанином будет потомство твое на земле, не им принадлежащей, и будут порабощать их и угнетать их, четыреста лет. И также народ, у которого в порабощении будут, судить буду я, а затем они выйдут с большим имуществом” (Брейшит, 15:13-14).

Вот это “большое имущество” человеку, воспитанному в ханжеском пост-христианскому духе, режет глаз и ранит душу. Гусары денег не берут! В приличном обществе о деньгах не говорят! Как Вы можете предлагать мне деньги?! И прочая вздорная чушь, по слухам, выдуманная в те времена, когда средневековому рыцарству нечем было платить еврейским (пра)банкирам и все, что им оставалось делать – это принимать пошлые позы и закатывать глаза к небу, возмущаясь тем, что с “благородными” головорезами вообще говорят о презренном металле. Даже А. С. Пушкин, прошелся по рыцарям и их отношению к евреям-заимодавцам на эту тему в “Скупом рыцаре”.

С другой стороны, тут есть основание и для корректного вопроса. На самом деле, а зачем нам “большое имущество”? Вряд ли речь идет о награде. Награда за что? За четыреста лет рабства? Но если мы не заслужили рабство, так не отправляйте нас в него. А если заслужили, так заслужили. Отбытие срока – само по себе награда, в том смысле, что искупает грех. Кому когда по откидке выдавали ценные призы? Или хотя бы грамоты и вымпелы? Максимум, шнурки и ремень, которые были на тебе, когда принимали. Значит не награда. Тогда что?

Чтобы получить удовлетворительный ответ на этот вопрос, нам придется обратиться к каббалистической концепции “искр святости”. Не будем вдаваться в детали (не тот формат), набросаем общую картину широкими мазками маслом.

Итак, в ходе сотворения мира имел место духовный катаклизм, метафорически описываемый как “разбиение сосудов” (спокойствие, только спокойствие: был и другой комплект сосудов, который уцелел, но сейчас не о нем речь). Метафорические осколки, именуемые ниже “искрами святости”, метафорически упали в наш материальный мир, определяющей характеристикой которого является то, что в нем зло перемешано с добром, и примешались в эту кучу и они.

И вот с тех самых пор перед передовым отрядом человечества стоит цель: извлечь эти искры-осколки из метафорических оболочек, в которые они заключены, позволить им метафорически вознестись туда, откуда они метафорически свалились, и сложиться в исходные сосуды, чтобы стали как новые, только лучше. И, естественно, для этого должны быть собраны все осколки до последнего, как подчеркивается во всех без исключения сказках, сюжет которых заимствован из этой истории.

Как происходит извлечение искр святости из оболочек нашего мира? Посредством людского служения Всевышнему, с задействованием для этого объектов материального мира (ибо именно материя является главной оболочкой, почти герметично скрывающей Б-жественность). (Отдельная тема – разница между продуктивностью служения до и после дарования Торы. В нее мы сейчас тоже вдаваться не будем.)

И вот, начиная с Адама и далее, правильные люди, как могут, пытаются сделать, что могут, для вознесений этих искр. Со стороны это иногда выглядит, как стяжательство. Особенно, когда средство превращается в самоцель, что происходит сплошь и рядом даже с лучшими из нас. Но по сути, наш еврейский и интерес к материальному носит сугубо духовный характер: материальные ценности нам нужны для того, чтобы использовать их на служение Всевышнему и тем извлекать из них искры святости. Да и в материальном плане делать их объектами святости. Самый наглядный пример: золото и серебро, вынесенные сынами Израиля из Египта (мы вот-вот поговорим о них подробнее), которые все до последнего грамма пошли на храмовую утварь.

Собственно, история еврейского народа начинается с того, что, получив от Всевышнего повеление отправиться в Землю Кнаана, Аврам понимает (и правильно понимает), что это его отправляют в поход за залегшими там искрами (по факту, с искрами той Земли даже больше работал его сын и преемник Ицхак, физически и метафорически копая и раскапывая там колодцы. Но мы опять отвлекаемся). Но почти сразу по прибытии в Кнаан Аврам спускается в Египет. Формальная причина – голод. А фактическая?

Фактическая, есть мнение, в том, что именно в Египте были главные залежи тех самых искр. И главное, самые глубоко запрятанные. Дело в том, что Египет – это самая полная из всех земель противоположность земли Израиля. Фактически это – ад. Не в смысле котлов и сковородок, а в смысле количества и качества язычества, колдовства, магии, социологии, экорадикализма, нациграммерства, вегетарианства и прочих ужасов духовной деградации.

Вот туда-то Аврам и отправился за искрами. Ради этого позволил жене рисковать собой (и “спрятал” так, чтобы ее не могли не найти и т. д.). Рисковал и сам. Результат? “И Авраму благотворил ради нее: и был у него мелкий и крупный скот и ослы, и рабы и рабыни, и ослицы и верблюды… И наказ о нем дал Фараон людям, и сопроводили его… и все, что ему принадлежало” (Брейшит, 12:16,20).

Не могло не показаться, что из Египта Аврам вынес все, что было можно. Поэтому, хотя он и его потомство со времен вышеупомянутого завета знали, что их ждет четыреста лет принудительного высвобождения искр еще откуда-то, в сторону Египта даже не смотрели. Пока не “увидел Яаков, что есть хлеб в Египте” (Брейшит, 42:1). По поводу этого שבר, вынужденно переводимого как “хлеб”, Раши пишет “Что же означает “и увидел”? Увидел в святом пророческом отражении, что у него есть еще надежда (другое значение שבר) в Египте. Но это не было настоящим пророчеством, чтобы сказать ему ясно, что это — Йосеф”. Так вот שבר – это еще и та же שבירה, “разбиение (сосудов)”, только в профиль. Яаков (согласно каббалистическому, прости Г-споди, толкованию) получил пророчество, что искры, последствия разбиения сосудов, его потомству следует искать в Египте. И естественно, он тут же снаряжает туда сыновей.

Чего Яаков еще не знает, обращает наше внимание Раши, это того, что на этот раз речь идет не о кустарной добыче искр, а о промышленной. Об этом уже позаботился Йосеф, наша подлинная надежда.

И тут мы возвращаемся в главу “Ваигаш”, к разговору Йосефа с братьями. Из этого разговора (монолога), как уже было упомянуто, следует, что Яакову и его потомству надлежало спуститься, во исполнение обетования о четрехсотлетнем изгнании и “большом имуществе”, данному Аврааму, именно в Египет. И именно потому, что Йосеф уже “собрал все серебро, что имелось на земле Египта и на земле Кнаана” (Брейшит, 47:14 и в Талмуде, Псахим, 119а, объясняется, что это было золото и серебро всего мира!), и, как мы знаем, на этом не остановился. Иными словами, материальные ценности уже готовы к извлечению нами заключенных в них искр. Можем приступать.

Для излечения, как и было обещано Всевышним, потребовались столетия изгнания. Но пришло время заканчивать, и в рамках казни тьмой Всевышний создает условия для полного и безвозвратного перехода уже однажды выкупленного Йосефом добра. Как пишет Раши в комментарии к Шмот, 10:22: “Сыны Израиля присматривались и примечали их достояние, когда же, уходя, они просили у египтян, а те отвечали: “У нас нет ничего”, – то евреи говорили им: “Я видел это в твоем доме в таком-то месте”” (Шмот, 10:22). Благодаря этому, когда “испросили сыны Израиля каждый у ближнего своего и каждая у ближней своей вещей серебряных и вещей золотых, дал Г-сподь милость народу в глазах египтян…” (Шмот, 11:2-3).

И Раши в комментарии к Шмот, 11:2, цитируя Талмуд (Брахот, 9а), пишет, что Всевышний так поясняет Моше поручение “испросить каждому у ближнего своего”: “Прошу тебя, предупреди их об этом, чтобы тот праведник, Авраам, не сказал: “”И будут порабощать их и истязать их” (Брейшит, 15:13) Он исполнил применительно к ним, однако “а затем они выйдут с большим достоянием” (15:14) – не исполнил”. Иными словами, чтобы не получилось, не дай Б-г, что работа (служение) исполнена, а результат (вознесение искр и освящение материального) не достигнут. Это было бы не педагогично и вообще.

Если бы не все вышесказанное, невозможно было бы отделаться от вопроса: когда кто-то находится в заключении, на каторжных работах, в рабстве, то все, чего ему хочется – это выйти на свободу и оказаться подальше от мест заключения (естественно, мы не говорим сейчас о настоящих ворах, тоскующих по киче, живущих по святой формуле “украл-напился-в тюрьму”). И могут оставить себе его шнурки и ремень. И кстати, в Талмуде (Брахот, 9б) приводится мидраш, согласно которому, сыны Израиля были готовы уйти из Египта хоть голышом и ни на какое “большое имущество” не претендовали. И там же приводится пример заключенного, которому предлагают на выбор выйти сегодня, но с пустыми руками, или завтра, зато с солидной компенсацией. И нормальный человек, согласно Талмуду, будет умолять выпустить его сегодня, а компенсацию оставьте себе. Почему же, спрашивается, Всевышний задерживает евреев для того, чтобы они получили (причем способом, вызывающим очередную волну ханжеских вопросов – еще одна отдельная и порядком поднадоевшая, если честно, тема) сокровища египтян? И что за аргумент – “чтобы тот праведник не сказал”? Разве стал бы праотец Авраам придираться к финансовой отчетности, когда речь шла о свободе и самих жизнях его потомков?

Ответ напрашивается (и он понятен только в свете вышесказанного об искрах святости, их заключения в оболочку материального и т. д.): если бы сыны Израиля ушли из Египта без “большого имущества”, это бы обессмыслило и обесценило все века пребывания в Египте. Ибо цель не была бы достигнута. Как она, вероятно, не была бы достигнута, не сгреби Йосеф все одну в кучу до того, как позвал Яакова спуститься. Но как только собрал – тут же вызвал, настаивая на прибытии без промедления. И в результате: “И также великое смешение народа вышло с ними” (Шмот, 12:38). Гематрия слова רב (“великое”) – 208. Именно столько искр святости, согласно информированным источникам, сыны Израиля коллективно извлекли в Египта за проведенные там годы.

Кстати, в свете вышесказанного становится понятен истинный смысл многих высказываний Писания и наших мудрецов о том, что Свыше заботятся о еврейском имуществе и нам велят о нем заботиться. Потому что принадлежащие еврею материальные ценности являются объектом извлечения и вознесения искр святости. Но для этого они должны “формально” принадлежать евреям. Это потому, что частная собственность – великий фактор в духовной сфере. Еще одна тема для отдельного разговора.

Есть у этой истории и субъективный аспект. Исполнение ими Б-жественного предназначения идет на пользу и самим евреям. Дело в том, что у каждой из душ Израиля (сотворенных еще до сотворения мира) есть свой кусок мироздания. Кусок, за который она отвечает, и все искры, заключенные в котором, обязана извлечь. (Что возвращает нас к теме святости частной собственности, которую мы решили не поднимать.)

Высшее провидение заботится о том, чтобы каждый еврей оказался именно там, столкнулся именно с тем и стал владельцем именно того, что ему нужно для исполнения своего предназначения. И когда он не исполняют, не приведи Г-споди, свое предназначение, как только получает свой шанс, это отправляет их обоих – и субъект (еврея) и объект (носитель искры святости) в изгнание (“назад в Египет”, в который Торой запрещено возвращаться).

Более того, речь идет о сущностной связи души и предназначения. Поэтому, пока все предназначение не исполнено полностью, вся душа не исполнила своего предназначения и не достигла полноты самореализации. Именно на этом топливе работает “гилгуль нешамот” (переселения душ по-еврейски) – на необходимости доделать то, что не успел сделать в предыдущем облачении в материальное тело. (Конечно, подбирать хвосты возвращается только та часть души, на которой они висят. Но поскольку в любой части души присутствует ее суть, фактически она вся там. Ибо суть едина и неделима.)

Поэтому все, что сыны Израиля сумели вынести из Египта, избавило их потомков, евреев пост-синайской эры, от необходимости гоняться за теми 208-ю искрами, извлекать их и т. д.

И это – помимо того, что единственным подлинным предназначением всякого творения является исполнение им воли его Творца. Исполнив эту волю (выраженную в повелении: “Пусть испросит каждый у ближнего своего и каждая у ближней своей вещей серебряных и вещей золотых…”), сыны Израиля удостоились достичь полноты духовной самореализации.

Цель изгнания – не наказание, как склонны думать люди определенного склада души и ума, но исправление и исполнение предназначения (что взаимосвязано). Как сказано в Талмуде (Псахим, 87б): “Евреи отправлены в изгнание только для того, чтобы к ним присоединились геры”. (А, это противоречит некоторым другим высказываниям Талмуда, которые могут быть понятыми в том смысле, что изгнание все-таки наказание? Но подобного рода высказывания Талмуда никогда не противоречат друг другу, а лишь дополняют. Т. е. благодаря этому высказыванию, до нас доходит, что и все остальные нельзя понимать, как говорящие о наказании. По крайней мере в общепринятом смысле этого слова.) Прямой смысл прямым смыслом. А метафорический: евреи отправляются в изгнание для того, чтобы собрать искры святости вручную, потому что почему-то не сумели сделать это дистанционно, когда у них была такая возможность.

На индивидуальном уровне, Б-жественная душа каждого еврея пребывает в материальном теле в изгнании. И ее цель – извлечь искры святости, заключенные в наших животных душах, телах и, как было объяснено выше, в нашем кусочке мироздания, давая им вознестись и освятиться.

И вот еще какой момент. Мы уже несколько раз цитировали главу “Бо”. Теперь процитируем “Шмот” (3:22). Всевышний обещает Моше: “И спросит женщина у соседки своей и у живущей с ней в доме вещей серебряных, и вещей золотых, и одежд, и возложите это на ваших сыновей и на ваших дочерей, и опустошите Египет”. Мы уже понимаем, что “опустошите Египет” – это, в духовном плане, “вытрясете из Египта все искры святости”. Женщина – это Б-жественная душа (так сказано в Тикуней Зогар, 6:22б). “Живущая с ней в доме” – это, в узком смысле слова, животная душа, а в широком – вещи, с которыми еврей сталкивается постоянно, его зона комфорта. Дом – тело. Это просто. А что такое “соседка”? Правильно, это то, с чем мы контактируем не часто и не регулярно. Как говорится, от случая к случаю или даже случайно. Просто, мы не верим в случайности. Мы верим в Б-жественное провидение, которое, как мы уже договорились выше, заботится о том, чтобы мы встречались с теми и сталкивались с тем, с кем нам надлежит вступать в интеракцию, чтобы исполнить свое предназначение в этом мире. А “серебро” – это трепет перед Всевышним, “золото” – любовь ко Всевышнему, “одеяния” – поступки, слова и помыслы, преисполненные трепета и любви.

Встречаются еще среди нас такие несознательные личности, которые считают, что все это не про них. И вообще не про служение. Мол, их дело – духовные душевности, высокие чувства и тонкая рефлексия. У них бог в сердце. Так вот, шунт у них в сердце и пустота в лобастой башке. Невозможно послужить Всевышнему, не исполняя его волю (разумеется, и в этом правиле есть исключения, но сугубо подтверждающие правило). А его воля заключается в том, чтобы мы исправляли материальный мир и в первую очередь (хотя и не исключительно) именно посредством исполнения конкретных заповедей.

И в этом, собственно, заключается главный урок этой истории: мы находимся в изгнании для того (и до тех пор!) чтобы исполнить волю Всевышнего, исправив и освятив окружающий нас мир. От макро (океаны, горные хребты, соседские дети), до микро (наша душа и наше тело). И нужно постараться успеть до прихода Машиаха.

А Машиах, между прочим, должен прийти с минуты на минуту. И как изгнания являются продолжениями того, “египетского” изгнания, так наше Избавление будет улучшенной и расширенной версией того Избавления. С чудесами и спецэффектами. Правда, судя по всему, без казней. Ну, да мы народ не злопамятный.

(Авторизированное изложение беседы Любавичского Ребе, “Ликутей сихот” т. 3, стр. 77-81.)Р-н Шауль-Айзек Андрущак

https://ru.chabad.org/library/article_cdo/aid/4585879